Дневник Николая Ситниченко.

Памяти Николая Ситниченко посвящается.

"Байкал 97 лето"


Огненное море.

31 где то пол одинадцатого.

Погрузка прошла убийственно. Чтоб люди приезжали за пять минут до отхода с тонной неопл. груза я видел, но чтоб поезд подавали за пятнадцать минут и полуторатысячная толпа провожающих и отъезжающих с огромными баулами ломилась по платформе, плавно обтекая мужиков с хитрыми рожами, толкающими перед собой коммерческие палатки нет, такого я не видел.
У двери нашего вагона произошло столкновение нескольких физ-их сил: проводницы, наших катов, милиции, неприсутсвующего начальника поезда, который заочно дал добро в лице взмыленного Андрея, билетов на багаж и призрака будущей ревизии. Победили союзники: катамараны, билеты и дух начальника поезда, ну и конечно наш юношеский пыл. Грузились в едущий поезд. Сидим едем, вещи разложены, пиво кончилось, всё вроде нормально.



Пишу второго утром.

Проехали Омск.
Вчера были сутки как мы сели в поезд. Эти сутки меня не покидала смутная тревога по поводу того что я попал в общество трезвенников. Я не имею в виду что надо 5 суток свинячить, нет, но когда люди с таким трудом садятся в поезд и рассказывают о том как они 3 года об этом мечтали, после этого ужинают и в одиннадцать ложатся спать, а в 9 встают, умываются, завтракают и садятся за книги и вязание. Ну как тут не занервничать?
(Но когда ночью в вагоне остался дежурный свет и все заснули, во мраке нашего купе начало парить что-то чёрное)
Ночью во мраке вагона назревший нарыв лопнул, восстание вспыхнуло сразу в нескольких местах. Но до дебоша не дошло, а тихо мирно выпив пузыря 3 посмеялись и разошлись все, родив в процессе интересный лозунг. «Здоровье коллектива зависит не от командира и даже не от врача, а от душевного здоровья бухгалтера.» Сейчас записывая эти строки с радостью отмечаю, что голова не болит и даже запах спирта, которым только что протирал оптику, не побудил к действию основного рефлекса туриста водника.


ЧЕТВЁРТОЕ.

Вчерашний день прошел в лёгком подпитии. Первый раз достали гитару. Пелось вяло. Зато ночью у четверых оставшихся в живых началась истерика; ржали как ненормальные до утра.
Сейчас до высадки осталось часов 5. Западно-сибирская ж. д. окончилась, началась Дальневосточная. Какая музыка в этих словах: Ния, Небель, Киренга, Улькан, Умбелла, Куперма, Дабан, Нагледа. То и дело попадаются перекособоченные, наполовину врытые в землю избы с провалившимися крышами, изуродованная техника, фундаменты бараков – бетон, который уже разорвала своими когтями и похоронила под собой бесконечная тайга.
Тайга. Как нелегко давалась она людям, да так и осталась почти нетронутой
« За бедой беда,
За стеной стена,
А сдыхать не даёт
Что твоя лебеда.
Горб растёт с каждым днём,
На плече след ярма,
Разглядел бы надежду
В глазах легендарный Ермак.»



ПИШУ ВОСЬМОГО.

Приехали вечером в 11.
Нашли машину, забросились на берег чуть севернее Сев.-Байк. Темень, ничего не видать, зато слышен прибой и можно пойти умыться байкальской водой.
Легли спать под открытым небом. Я так и не заснул. Смотрел на звёзды, потом на рассвет, потом пошёл дождь, потом начали собирать катамараны.
Вышли в море в 4 дня, дошли до яхт-клуба, поговорили с людьми и тронулись дальше. Проштилевали весь день и в ночь на устойчивом и сильном бризе понеслись на юг; чтобы видеть друг друга светили фонарями на паруса.
Выбросились в первом поп-ся месте часа в 2 ночи.
5 ого утром разобрались – прошли около 20 км.
Встали, поели, пошли дальше, кое-как против ветра, к сумеркам высадились на мыс Тонкий. Назавтра решили делать баню. 7 ого весь день штормит, у нас баня.


8-ого только что встали. Решили идти дальше. Пока писал справа загрохотало. Вылез из палатки и смотрю как по склонам гор в наш залив сползает гроза. Зацепит или нет?
Пишу вечером. Зацепила и ещё как! Прошли 20 км. Вышли в штиль, который внезапно сменился сильным ветром с высокой волной. Барометры рухнули на глазах на 6 мм. На горизонте видели огромные волны, настолько большие, что он был похож на полотно ножовки. Нас слегка задело, испытали первый страх. После этого ледяной дождь очень сильный, тоже с порывами. После - как отрезало – всё моментально стихло. Все высадились на мысок с пяточком берега и крошечной избёнкой- двухстенкой (углом к скале)
Мы до них шли на весле. Выпили, переоделись и пошли дальше.
Бар-тр упал ещё на 2 мм. Задуло порывами с другой стороны, на воде толчея, кат-н рыскает, вобщем устали.



9 АВГУСТА.

Встали в 8-30
Хороший попутный ветер, в 11 уже шли.
Около 2х ветер сменился на встречный, очень слабый. Прошли к тому моменту 12 км. Встали, быстренько пообедали и около 3х вышли дальше. Встречный усилился через час, поднял злую волну. Шли галсами до 9 вечера. Прошли ещё столько же, в девять углядели в распадке гор поляну с большой избой и решили высаживаться. До цели дня – мыс Котельниковский не дошли километров 5.
Пишу сидя в избе при свечах. Изба большая, справа от двери печь, обложенная камнями, слева стол ( кухонный), над ним полки с посудой. На другой половине стол, справа и слева нары человек на 6, два окна. Настроение самое что ни на есть декабристское. Как только сел писать почувствовал что меня качает, избу тоже качает. Шум прибоя за окном придаёт ситуации естественность. Скоро ужин. У нас сегодня самый большой переход 25 км в достаточно тяжёлых условиях. Борьба последние 5 часов шла за десятки метров. Поэтому есть настроение посидеть в уютной домашней обстановке, попить водки и поорать песен.


ПИШУ 11-ого.

Вечер удался, но вчерашний день пропал начисто. Впервые задул попутный ветер, а мы целый день клеимся и занимаемся чепухой. Поймали на удочки 4 хариусов, ещё двух покрупнее сняли с сети в компании с самым обыкновенным окунем. Вообще-то с рыбой пока тухляк. 2-ую ночь переночевали в избе. Встали в 8-30, поели и в 11 вышли. 2 день подряд попутный ветер. Повезло, хотя везде указано, что кроме него тут почти ничего и не дует. Ветер сильный с высокой, иногда больше метра волной. Вышли на одних гротах. Волны более менее пологие с большими гребнями. Несколько раз выходили на глиссирование. Половина баллонов в воздухе быстро, но страшно. Грот на вантах, а привестись, значит встать бортом к волне. В отличие от Белого моря, вода здесь лёгкая, моментально поднимается и стихает, сразу вслед за порывом приходит парочка высоких валов. Обогнули Котельниковский и пошли дальше. К 4 дня ветер начал стихать, к 8 скис окончательно последний километр шли на вёслах, зачалились на мысе Бол. Коса. Прошли 45 км за день и 110 в общей сложности. Дальше путь лежит вдоль Байкальского хребта, который вплотную подходит к воде. Это уже не сопки поросшие лесом, а настоящие горы как на пачке «Казбека» с нетающими снежниками в ущельях.


12-ое.

Вынужденная днёвка
Погода изменилась. Проснулись под шум дождя и грохот прибоя. Вылезли, огляделись: волна встречная, ветер слабый и тоже встречный, облака настолько низкие, что горы закрыты до подножия. Идти без мазы. Недалеко от лагеря в Байкал впадает река, русло которой вчера перегородили сетью. Сег. Утром сняли 2 налимов и 1 хариуса, после завтрака поработали и поймали щучку. Тогда схватили спиннинги и рванули на озерцо из которого речка и вытекает. За утро и вечер взяли 10 щук из которых только 3 меньше килограмма и 4-ёх приличных окуней. Очень удивился, наткнувшись утром на берегу озерца на кусты дикорастущей чёрной смородины; ягоды размером с крупный виноград, я таких не видел даже на рынках. На обед девчонки накормили грибным супом, и пока мы ходили на вечернего «жереха», насобирали грибов и голубики, которой здесь бешенное количество. На ужин у нас свежемаринованные грибы, уха и копчёная рыба. Если добавить к этому спирт, настоянный на кедровых орехах, то у нас получится праздник таёжного промысла.
Сегодня у нас наконец завёлся свой собственный Сильвер. Черный бандан, весло-костыль и годичная небритость доводит сходство до портретного. Не хватает только Болтливого попугая на плече. Наш доблестный адмирал вытаскивая очередную щуку, подвернул левую ногу. Вообще внешний вид команды достаточно экзотический, чему виной особенности местного климата, о котором я давно хотел написать. В ясную погоду небо абсолютно прозрачное, но по всему горизонту видны облака, висящие над горами. Температура ночью около 10, а днём поднимается до 45 (при этом в горах лежит снег). Но самое удивительное, что воздух при этом сухой и хотя солнце палит нещадно, влажность не поднимается и эта жара переносится легче, чем вдвое меньшая на Белом море. Но вот загар приобретается абсолютно красного цвета, открытые части тела моментально сгорают. Так что мы бегаем тут как индейцы с облезлыми рожами. Первый слой чешуи со своих ушей и носа я сегодня уже снял. Луна садится здесь через полчаса после солнца, просто сваливается за горы и тогда над Байкалом свет как будто выключают. Картина звёздного неба поражает. Конечно я видел звёздные ночи, как и любой человек хоть иногда покидающий города, но такого я не видел ни в Крыму, ни на Кавказе. Чёткими белыми пятнами млечный путь уходит за горизонт, остальные звёзды настолько ярки, что от них на воде идут дорожки. В этом безумии даже Большую Медведицу отыскать тяжело. И звездопады – нынче август. Но иногда бывает иначе. Облако висящее над горой начинает подталкивать ещё одно, потом другое и наконец оно вдруг сваливается с вершины и тогда это напоминает замедленный фильм под названием « убегающее молоко». Небо затягивает и тогда у нас льют ледяные дожди и дует холодный ветер. Так бывает в среднем раз в три дня, а потом опять жара днём и звёзды ночью. Шторма в межсезонье тут судя по всему страшные. В нескольких местах находили плавник, висящий на деревьях на высоте метра в 4 и в 20 метрах от берега. Кстати о деревьях – в основном это лиственница, реже кедр и совсем редко берёзы, ольха и тополь.


ПИШУ 14.

Вчера встали поздно, пока собирались хор. ветер стух. Вышли около 13. На попутном штиле прошли 25 км. Стоим на мысу Мал. Черемшаный, что у самой границы заповедника. Проснулись под дождь, всё небо обложено, холодно. Пока завтракали ветер скис; сидим мокрые, ждём погоды.


ПИШУ 15.

Вчера так и досидели. Ветра нет, холод, волна и дождь. Сидели выпивали, занимались ремёслами, резьбой по коре и дереву. Девчонки пошутили. Стащили со спящего после обеда меня рубаху и напришивали к ней огромных деревянных пуговиц и петель. Улеглись около 2 ночи в лёгком подпитии. Опять гроза с проливным дождём. Ночью аврал. Байкал первый раз показал свои зубы. Хорошо, что Женя не спала. Слышу её голос: «Коля, выходи, тут что-то происходит, мужики там что-то делают». Я со сна ничего понять не могу, но только слышу, что прибой ревёт оглушительно и такое ощущение, что ты лёг спать в пустом вагоне километрового товарного поезда, который мчится прямо в преисподнюю. Вылезать из тёплого спальника под дождь и ветер не хочется совершенно, но тут вспоминаю, что в первый раз не зачалил кат-ан, слышу возня и крики на берегу. Вскочил, продрал глаза. Альбатросы уже стоят у костра. Просторы тащат туда –же. Оказывается не зачалился никто, а к тому моменту когда забили тревогу все четыре были уже на плаву. Хорошо, что ветер прижимной. Баллоны тоже, слава богу, целые. Постояли, повздыхали, пошли спать. Заснул с одной только мыслью: «Как хорошо, что я здесь, а не там.» Проснулся утром. Посветлело, но всё равно тучи тянет. Барометры так и лежат на шторме. Ветер встречный, на воде барашки.


ПИШУ 16, В 9-00.

Весь вчерашний день встречный ветер с высокой волной. Идти конечно можно на пределе, но ради 5 километров неохота целый день болтаться в море, да и заповедник нам надо проскочить, это около 25.
Занимались всякой курортной ерундой. Девчонки выложили плоскими камнями метров 10 квадратных вокруг костра. Я изготовил каменный топор. От ожидания уже ехала крыша , а к вечеру опять затянуло всё небо, облака висят в 10 метрах над водой и в некоторых местах и касались её.
Легли спать с надеждой на завтра около 2 ночи. В 6утра с гор шум ветра, потом грохот прибоя, за ним дождь по палатке, как выстрел картечью, потом порыв, палатку прижало к земле и всё это секунд за 10. Только успел подумать: «Что это было?», как следующий порыв валит палатку. Выскочил, смотрю один из кат-ов перевёрнут, остальные сдвинуты с мест и это за голые мачты! Оба костровых тента сорваны, из 5 палаток стоит одна. Ветер порывами то ничего нет, то налетает с бешенной силой. Сколько метров в секунду сказать не могу, но стоять на ногах тяжело, и во время порыва мелкие камни больно бьют по лицу и рукам. Поставил палатку, завалил булыжниками – простояла минут 10. Только что подошёл посмотрел: молния разорвана и дуга сломана пополам.
Открываем книгу «Берега Байкала. Материалы для туристов» и в разделе «Условия плавания» читаем: «Среди поперечных ветров наиболее известными являются западные и северо- западные ветры под местным названием «горная». «Горная» и её разновидность в пределах малого моря «сарма» отличаются коварной внезапностью, порывистостью и ураганной силой. Скорость ветра достигает 40-50 м\с. Этот ветер характерен для осени, но в отдельные годы его можно наблюдать и июле и в августе.» – конец цитаты. То, что это она нет никаких сомнений, только не в полную силу. Раньше мы только видели огромные деревья, вывороченные с корнем и лежащие верхушками в воде, но вот теперь мы познакомились с ней поближе.
У нас сегодня день рождения и подготовка к празднику идёт полным ходом.
20-45
Поздравили именинницу, выпили по чуть-чуть, перенесли палатки в лес. Легли поспали. Ветер усиливается, сейчас он достиг почти ураганной силы. На берегу находится практически невозможно: летят камни, вода, песок, порывами валит с ног. Один из Просторов, более загруженный, протащило метров 6 и сбросило в высохшее русло реки, второй, более лёгкий, подняло на несколько метров вверх и он рухнул мачтой вниз на первый. Всё произошло мгновенно. С Альбатросов, которые перед этим были засыпаны камнями, успели сбросить мачты, и то наш поймали уже на лету. Потери пока подсчитать трудно, но 1 мачта сломана. Да похоже, что фраза "«в отдельные годы можно наблюдать и в июле и в августе» напрямую относится к 97. Такого ветра я в своей жизни не видел.
Но мы несмотря ни на что решили продолжать праздник, настроение пока хорошее, насобирали шишек, пожарили орехов, сидим грызём, отпускаем мрачные шуточки.


ПИШУ 18.

16 к вечеру девчонки нажарили грибов, напекли оладий. Мы открыли и выпили бутылочку шампанского. Но шумного веселья не получилось, все перенервничали и устали. Разошлись спать довольно рано. Как потом выяснилось, заснуть удалось не всем. Привыкнуть к бешенным порывам и треску ломаемых сучьев довольно трудно. Я вырубился только под утро.
Встали днём. Ветер то и дело налетает, но уже слабый, небо голубое. Принялись зализывать раны. Кроме мачты несколько дырок в баллонах, вобщем отделались довольно легко. Мачту кое- как починили, ребята её поставили и совершили пробный выход. Мы свои ставить не стали, только отгребли каты, занесённые песком. И решили сделать баню. Банька удалась, после неё вторая часть праздничного ужина, на который вчера не хватило сил. Плов, грибы, несколько бутылок вина.
Сейчас 16-00 пишу на воде.
Лёгкий попутный ветер. Идём на мыс Елохин. Утром часов в 10 приятная неожиданность, с мыса Б. Черемшаный, что в 10 километрах от нас пришла лодка с 2 разнополыми местными аборигенами. Они видели нас когда мы проходили мимо, а потом после шторма, видя только одну мачту и то, что мы не уходим, забеспокоились и пришли узнать не нужна ли нам помощь. Люди интересные и общительные, нарассказали кучу интересного. В частности сказали, что такой шторм первый за всё лето и что они тоже такого не ожидали, поэтому катер свой снимали наутро чуть ли не с дерева. А ночью к ним выкинуло мёртвую нерпу.
Ещё сказали, что мы первые у них на памяти, кто прошёл мимо их поселения и встал рядом, что так в общем не принято не зайти, не попарится в бане, не поговорить. Поселение их в 3 избы видно с воды издалека и имеет даже деревянную пристань, но мы сомневались в уместности нашего появления, а зря, похоже, что на глухом матёром Байкале гостеприимство в законе. На вопрос как быть с заповедником, сказали, что на Елоховом мысу лесничий кордон. Туда надо зайти и заплатить по 15 тысяч с носа. Только что это сделали. Мужики на кордоне классные посидели, поговорили. Они тоже нас видели до этого и интересовались, как мы пережили шторм. Сказали, что ветер был 30 м/с. Рассказали хохму про зимнюю рыбалку. Хохма рядовая, случается постоянно. Дует горный ветер. Сидит мужик на чемодане, ловит рыбу. Клюёт, он вскакивает в азарте, хлоп! А чемодана нет! Только точечка исчезает на горизонте.
Сейчас только отошли от кордона заштилевали. Сидим у них перед носом, как идиоты. Прямо перед высадкой на берег обнаружил, что потерял нож. До этого раз пять терял любимые вещи и находил. Говорил Байкалу спасибо и тут такое заподло. Мало того я ещё вспомнил, где и как я его оставил. Пустые ножны действуют на нервы, но выкидывать их не хочу ещё надеюсь на чудо. На кордоне встретили тех, кто заходил к нам утром, они от нас пошли на Елохин. Я отвёл мужика в сторону, сказал что у меня для него есть подарок, рассказал, где искать. Настроение мерзотное. Никакие материальные потери не действуют на меня сильнее, чем потеря ножа посреди похода.
Около 17 , курс на Завортную. Лёгкий попутняк снял нас наконец-то с Елохиного. Прошли километра 2. Впереди стена тумана. Вошли в него. Попутняк моментально сменился на встречный, вместо солнца могильный холод, видимость около 100 метров.


ПИШУ 19, ПЕРЕД ЗАВТРАКОМ

Вчера вторую половину пути ветер творил чёрт знает что. Только вышли из тумана, увидели, как из ущелий вытягивает грозу. Прошла мимо. К тому моменту как стемнело, сильно растянулись. Поэтому встали, сварили какао, подождали остальных. Взошла луна. Теперь она подолгу висит на небе. Светло как днём, но со звёздным небом покончено. До «Заворотной» осталось 10 километров - решили дойти, тащились еле-еле. Причалили около 2-30 ночи. Прошли 32 км. Сейчас около 11-30. Дует несильный, но ровный попутняк. Цель дня минимум – мыс Покойники.


ПИШУ 20.

Только что позавтракали. Стоим на безымянном мысу, не доходя до Покойников 10 км. В заливе много нерпы. Вчера на подходе много раз их видели. Одна высунула голову метрах в 10 от кат-на. Морда очень симпатичная. Я успел достать камеру, но сдохли бат-ки. Вчера весь день еле-еле ползли, прошли около 30 км. И это за 10 часов хода. Погода похоже опять меняется. С утра небольшой дождь. Барометры упали на 5 мм. Зато наловили много хариуса, хотим навялит в поезд.
ЭТОТ ЖЕ ВЕЧЕР
Барометры просто так не падают!!!
Вышли практически в штиль, через полчаса задуло. Просвистели мимо Покойников, дошли до Шарлтая, там зачалились покурить и поговорить в спокойной обстановке. На подходе к Шарлтаю словили острых ощущений. Вместо попутного, который уже вселял некоторые страхи, вдруг неожиданный порыв с берега. Грот переложило. Бросили стаксель, кинулись на наветренный борт. Чую щас заляжем – мыс на таком попутняке не обогнуть. Вижу за мысом мачты Просторов, причалили, ждут нас. Привожусь, чтобы сбросить лишний ветер, несёмся в берег, до него метров 50 . Про себя думаю, что если не стихнет, вылечу на косу полным ходом, сбегаю к ребятам. Под берегом волна потише, повернул, мыс обогнули. Пристали, сняли стакселя и решили идти вплотную к берегу. Хорошо, что не сильно. Пошли берегом. Засвежело ещё сильнее. Шли красиво некоторое время: в 10 метрах берег, в 2 соседний кат-н. Скорость бешенная.
Высокая волна, ложилась полосами, чувствую крутняк. Причалил, взял в корму 6 бульников по 15 кг каждый – стало поувереннее. Начались глиссеры на этот раз долгие секунд по 15. На очередном 9 ом валу рванул порыв и мы таки волну обогнали, соскользнули с неё, ткнулись в предыдущую, тут же получили в жопу. Хорошо, что не очень крутая.
Румпеля у Альбатроса сделаны безобразно. На глиссере усилие на румпеле огромное, руль каменный. Надо подрулить, начинаешь прикладывать усилие – никакого результата – пластмассовый рычаг гнётся и ощущение, что он вот-вот переломится, потом вдруг бац – руль поворачивает, рычаг распрямляется, и перо перекладывается раз в пять сильнее, чем надо было. Кат-н прыгает в сторону и пока ты в ужасе тянешь румпель обратно, он идёт, мягко говоря не совсем туда, куда следовало бы.
Дошли до мыса Рытый. Я всю дорогу только и думал о том, как вечером нажрусь. Причалили на Рытый, поделились впечатлениями, выпили по чуть-чуть. Решили идти на следующий мыс. Вышли, всё моментально скисло ветра нет вообще, волна улеглась, стоим мокрые, уставшие, а тут закат, тишина, как будто ничего и не было. У видели избу, зачалились. Прошли 40 км.
Изба довольно далеко от берега, решили было сидеть на берегу, но мощная ночная гроза всё расставила по местам. Битый час просил у этих извергов выпить. Они сказали, что последние поллитры тратить будут только в экстренных случаях. Я умолял их сознаться, что это не последние (это скорее всего так и есть), что мы скоро доберёмся до магазина, но они были непреклонны. Ничего не поделаешь, пришлось доставать свой литр чистяка. Они меня чуть не убили. Посидели хорошо, изба огромная с большой кирпичной печью, в 6 окон. 5 деревянных кроватей, столы, лавки и даже полка под образа в красном углу. Пришлось только чуть-чуть убраться. Посидели хорошо. Праздник прошёл под лозунгом: «А в жопе у неё винты.» – это о ракете. Выпили мой литр, потом поллитра, которые мне не давали, потом я уже ничего не помню. Проснулся в красном углу. И вообще всё, что я сейчас читал после фразы «Барометры просто так не падают», это я написал уже сегодня, 21 ого, потому что вчера вечером меня только на эту фразу и хватило. Сегодня продрали глаза, попили бульонных кубиков и рухнули снова. Встали только в 4, благо ветер встречный всю первую половину дня. Сейчас дует боковой, но метаться уже поздновато. Не покидает ощущение, что мы на Чёрном море. Солнце, галечный пляж и прямой вспененный прибой прямо в берег.
Надо заметить, что природа снова изменилась. Хребет отошёл вглубь, на первый план вылезли сопки, только уже большей частью лысые. И не с того не с сего появились прижимы, которые, раньше были редки и непротяжённы. Теперь изредка попадаются длинные до километра скальные обрывы, правда, невысокие, метров по 15. Но если что, хватит и 3. Берег пошёл ровный, без глубоких заливов.
Сейчас вечер сидим в избе. У нас опять прошла гроза. А вообще похоже, что здесь наступает осень.


ПИШУ 23

Вчера вышли около часа дня. С ветром творилось черт знает что. За первый час пути он оборот в 360 градусов. Второй оборот прошел уже минут за 15. Очень прикольно идти попутным ветром и видеть, как в 100 метрах впереди люди идут туда же куда и ты, но уже галсами, а в 50 метрах слева катамаран стоит потому что там полный штиль. Замучился поднимать и опускать шверты, перекладывать паруса и смотреть 40 м. на сухое дерево, которое не сдвигалось ни на сантиметр. В итоге все не сговариваясь зачалились, только встали задул попутный ветер все повскакивали и пошли дальше. Прошли еще 25 метров и зачалились снова. Сели ждать, скоро дождались. Задул встречный, поднял боковую волну. Около 5 пошли ставить палатки. Я обнаружил еще одну пропажу. Оставил на прежней стоянке каменный топор. Жаль. Такие вещи делаются раз в жизни. Потом ты всю жизнь будешь искать глазами такой же правильный камень и никогда не найдешь.
Итог дня 10 км. сплошного невроза. Сегодня 23 встали поели и пошли. Идем пока нормально.


ПИШУ 26.

23 как только написал, что идем нормально ветер скис. Гребли целый день, умаялись, прошли около 12 км..
24 самый интересный переход. Сначала шли в пол ветра, потом стухло, сели на весла, но вчерашний переход напомнил о себе довольно быстро. Тогда мы с Кисой вышли на берег и повели кат-ны на бечеве. Шли в дураках, то по пояс в воде, то карабкаясь по камням километра 3. Это гораздо быстрее чем на весле, сильно оторвавшись от своих. Но тут задуло. Попутный ветер и дождь, быстро запрыгнули и пошли дальше. Дошли до Онгурена, будь он не ладен. Прошли 18 км. P. S. Онгурен в переводе с бурятского – конец дороги.
Зачалились и пошли в деревню. Сам Онгурен находится в 2-х км. от берега. В деревне симпатичные ребята приехали на новом козле отдыхать, сами из Нижнеангарска. Мы обсудили с ними наши вопросы. А вопросы такие: по нашему графику мы должны уже садиться в поезд, кончились сахар, масло, молоко. Всего осталось в обрез. Они сказали, что выбраться отсюда сложно до ближайшего крупного города Елошу, что в140 километрах 7 часов на козле или 66 по тайге. А оттуда еще 350 до Иркутска. С местными бурятами конечно поговорить можно, но они народ чокнутый и иметь с ними дела сложно.
Магазин в поселке есть, открывают его когда кто-нибудь заезжает к продавщице домой. Но в магазине ни хлеба, ни сахара, ни масла нет. Сказали что поедут вечером за молоком, могут взять нас с собой. Вечером поехали. Грязь, коровы, оборванные дети, избы за глухими заборами, эл-ва нет и одни буряты, ни одного русского лица. Только армяне из бруса строят новую избу много лошадей и лаек. Зарплату не платят 4 года. Живут тайгой и скотоводством. Совсем Байкалом не живут. Недавно им предлагали провести асфальтовую дорогу и построить турбазу – отказались. Женя, парень что повез нас туда рассказал, что раньше здесь был аэродром и летчики называли это место «забытой землей» и летать сюда очень не любили. Народ дикий, друг друга режут, друг у друга воруют, из-за зависти могут пристрелить хорошую зверовую собаку у соседа, а на следующий день, как ни в чем не бывало позвать его на охоту. Договориться на счет машины не удалось. Женя часа полтора возил нас по этому бардаку, завозил в магазин, где мы взяли по килограмму конфет печенья, 4 банки сгущенки и 5 банок пива. Все по обещанным ценам, но зато для нас это праздник. Вечером привез нас обратно. От денег наотрез отказался. Сели пировать. Ни с того ни с сего пришли два бурята, которых мы видели в поселке, стрельнули закурить и ушли. В итоге мы с Кисой спали под катамараном. Оказалось зря убивать и грабить нас никто не пришел.
На утро 25 проснулись. На рейде стоит катер. Большой, метров 25. Пока мы завтракали, он поднял якоря и пошел на берег. Подошли, спросили кто главный. Указали на колоритного мужика. Кучерявый, здоровый , с толстой шеей, мощными конечностями, с большими животом и в одних трусах.

  1. Вы куда?
  2. В Северобайкальск. Можете нас снять?
  3. Могу, это обойдется Вам в 2,5 миллиона.
  4. Это нам не потянуть.
Поворачиваемся и уходим.
  1. Сколько Вам потянуть?
  2. Полтора.
  3. Годится, перетаскивайте свои яхты, разбирайте, только я буду сутки стоять, грузить мясо, если вас это устраивает.
  4. Нас это устраивает.
Бежим к своим , перетягиваем кат-ны к катеру, укладываем шмотки. Он торопится. Кат-ны швартонули по бортам не разбирая, вещи и мы в катере. Вышли на воду, перевязали кат-ны цепью и пошли. Через час остановились точно на прошлой стоянке. Там его ждут буряты на козле. Уезжая сказал разбирать «яхты» он там забьет 10 коров, их привезут, загрузимся и вперед. Мы разбираем кат-ны. Льет дождь. Он возвращается и говорит, что буряты заломили цену при том, что они ему должны и ругается на чем свет стоит. В Североб. ему теперь идти не надо. А мы уже собраны. Предлагает нам сбросится или обратно в Огурен или дойти с ним до Заворотного и там сесть на ракету. Возвращаться в эту дыру нет ни какого желания и мы в Заворотную. Идем 7 часов, спим в морозильнике (неработающем). Народ на катере хороший, общаться легко и приятно. На заворотную пришли ночью, можно сказать во сне похожем на кошмар. При швартовке выхлопом дизеля наполнило весь холодильник, где мы лежали как селедки. Все проснулись в кашле, но вылезать ломало.


Утром 26.

Нам объявили, что тут на мели стоит баржа. Которую надо тащить реставрировать в те края куда нам надо. Если мы ее стащим, то пойдем дальше. Целый день все мужики половина нашего и катерного общества занималось морской работой. Домкратили, заводили на кнехты трехсантиметровые троса, таскали, копали и т. д.. Катер лешиляся двух кнехтов, порвал несколько тросов и свои швартовы. Мы все замучились, но баржу сняли, правдо уже стемнело.
Команда катера вынесла стол на причал, поставили пузырь, мы тоже поставили чё осталось. Посидели душевно, как давно знакомые люди. Бурмейстер – название катера и фамилия того мужика, что взял нас. Капитан у них его сын. В ходе дневной работы рассказал много интересного. Как воевал с рэкетирами на рынках где сбывал рыбу, как ходил в тайгу и т. д.. Местность надо сказать потрясающая. В итоге оказалось , что он бывший чемпион СССР по велоспорту, самый известный бывший браконьер, что у него высшее образование, 4 детей, 14 внуков, ему за 60 лет и одна мечта. Купить два горных велосипеда, себе и жене, и уехать по БАМу на Дальний Восток и Аляску и бросить все это к гребаной матери, пусть они тут сами трахаются.


Утром 27.

В наши планы вторгся косяк хариуса. Они вынули полные сети и решили остаться на лов. Но ДЕД, как его называли на катере, дела доводит до конца. Он сказал, что денег с нас не возьмет, со свежепойманной рыбой поедет в Северобайкальск и посадит со своих катеров нас на ракету, все проблемы с грузом решит сам, так как еог ту каждая собака знает и все ему должны. Этого он не говорил, но по-моему так и есть. Все так и получилось. Сейчас мы подходим к Северобайкальску. Точке отчета маршрута. Уже 3 часа мы несемся обратно и узнавая стоянки и интересные места удивляемся, как мы могли столько пройти. Из молодых писателей. …. Дорога позади радовала своей преодоленностью.
На заворотной мы попрощались с Веркой. Она с внучкой Деда, которой 16 лет, поедет в Иркутск. В Иркутске у Верки родня. Теперь нас 10.


ПИШУ 29.

Выгрузились на пирс порта Северобайкальск. За пирсом яхт-клуб. Пошли туда. Пирс длинный, ломанный, идти довольно тяжело. Ну вот и знакомые лица. Северобайкальский яхт-клуб принял нас как родных. Сразу завели огромный Урал, перевезли в яхт-клуб нас и наши вещи. Извенились, что не свободных домиков для нас. К ним приехали какие-то скауты все в камуфляже, все домики заняты. Мы сказали что нам ничего не надо и надолго сбежали в город. Поезд только через день. Вечером сели ужинать, а скауты стали репетировать «показуху». Били они друг друга армейскими ботинками театрально, сильно и самозабвенно. А мы слышали вопли и глухие удары и хихикали.
После всех наших передряг мы смотрели на все это, как дети смотрят Том и Джери. То есть не то что с высока, а удивляясь многообразию мира и не нарисованного а настоящего.

28 Встали и опять в город. Билеты ….. нет, телефонные разговоры, нехватка денег, почтовые переводы. Общение с вокзальным бугорком оставившее мерзкий . Пока мы там стирали подковы Скауты уехали, нам отдали 2 домика. Девчонки сходили в душ. А Бэт и Марков даже покатались на ….. «Лучах». К ночи нам натопили сауну. После бани посидели в гостях у клубного сторожа. Молодой парень сидит с прибором ночного видения на катере. Катер родной брат того что снял нас с Онгурена, только значительно моложе. Мы поговорили, попили чайку и даже полчаса посмотрели видак. Осадок и другая суета и билеты. Наутро 29 пытаемся поймать грузовик до вокзала. …. . Идем в сторону города где больше машин. Наконец тормозим ЗИЛ с кунгом. Договариваемся с водителем. Водитель соглашается, я вскакиваю в кабину едим в яхт-клуб. Марков с Андреем идут в город покупать продукты и т. д.. Я еду и ругаю их про себя на чем свет стоит потому, что не сказали за сколько договорились, а деньги на грузовик у меня. Едем разговариваем. Пытаюсь понять сколько он от меня ждет. Он на свой страх и риск берет всех людей. Приезжаем на вокзал, разгружаемся. Прямо под окнами ментовки. Водитель нервничает, на лицо несколько вопиющих нарушений. Я пока то да сё говорю – отъезжай за угол, я сейчас подойду. Уговаривать его не приходится. Через минуту я подхожу, а он спрашивает что я хотел. Я даю ему денег. Он удивляется и радуется одновременно. Оказывается просто так хотел помочь. Я чувствую, что осадок от общения с местной мразью у меня пропадает и от радости даю ему еще. Мир любовь и согласие. Кое как садимся в поезд. Здравствуй БАМ. Только уложились и успокоились, вызов к начальнику поезда. Что-то напутал толи из нас решили выжать деньги повторно. Но пугают ревизорами, которым надо платить за слепоту и вообще вплоть до высадки из поезда. Но нам сам черт не брат денег в обрез захотят ссадить с поезда пускай ссаживают за безбилетный провоз багажа нынче не расстреливают, а остальное …. меня уже не волнует. Что ж нам теперь портвейну не пить что ли? И вообще как говориться «на вечернюю сказку мы уже опоздали» так как хотели быть в Москве еще вчера, а белой бумаги в моем дневнике еще много.


ПИШУ 30.

Проехали Красноярск. Попили пива. Пока все нормально. Яблоки гроздьями в деревнях. Повсюду чувствуется осень.


ПИШУ 31 августа.
Ссаживать с поезда нас похоже раздумали. Только смотрят как на каждой станции мы таскаем пиво. Небо синее с царапинами облаков. А под ним подмосковный пейзаж, хотя мы еще за Уралом. Поле, пересеченки, красные березки. Потом черной отметкой грунтовка, идущий по своим делам сибирский кошак, разъезд, деревенька, товарняк на запасных путях, водонапорная башня, трансформатор ,сорока на проводах, стога сена, грунтовка, ржавая кабина от ЗИЛа и опять поля, пересеченки, красивые березки и только километровые столбы с четырьмя знаками. Еще по дороге туда чувствовал какое-то отличие от всех моих предыдущих поездок. Сейчас по-моему осознал:
  1. В деревнях нет фанерных звезд на домах, братских могил, танков на пьедесталах. Здесь несколько столетий не было войны. Последняя по-моему завоевание Сибири Ермаком.
  2. Отсутствие червей.


1 СЕНТЯБРЯ.

Первокласник - первокласник у тебя сегодня праздник…
Проехали Казань. Денег осталось на батон хлеба. В Москву приезжаем завтра в 5 утра. Вечереет….. Включили радио. Первый раз в Северобайкальске как только тронулся поезд Трам пам пам пам пам парарурам. Я чуть не прослезился. А сейчас какая-то заграничная попса 10-ти летней давности.

Ну вот можно подводить итоги.

  1. в поездке мы считая завтрашний с 31 июля по 2 сентября
  2. из них 9 суток мы в вагоне поезда
  3. чистое время на маршруте исключая выброску, ожидание поезда и т. д.. 19 дней с 5 по 24 включительно
  4. из них 12 дней ходовых и 7 дней простоя, 5 дней ожидание погоды
  5. 2 дня ремонт
  6. пройдено по прямой 270 км
  7. средняя скорость по ходовым дням 23 километра в день (также чистыми)
  8. общая средняя скорость состовляет чуть больше 14 км. в день.
  9. Весь маршрут прямой протяженностью 270 км. пройден за 93 ходовых часа

Исходя из чего можно сделать вывод что средняя скорость передвижения на катамаранах Альбатрос – Простор по озеру Байкал в самых разных условиях составляет 2,9 км/ч. А простой в ожидании погоды и т. д. на Август 97 составил 36 процента времени.

Николай Ситниченко.